Бесплатная ежемесячная рассылка векторных орнаментов! Подпишитесь и используйте свободно в своей работе и творчестве!                 Бесплатная ежемесячная рассылка векторных орнаментов! Подпишитесь и используйте свободно в своей работе и творчестве!                 Бесплатная ежемесячная рассылка векторных орнаментов! Подпишитесь и используйте свободно в своей работе и творчестве!                 
Читать
Смотреть
7 мин чтения

Пермогорье среди северодвинских росписей

Своё начало северодвинские росписи берут в новгородском искусстве, так как именно новгородцы были первыми русскими поселенцами на этих северных землях. Несмотря на общий первоисточник, к XVIII веку росписи Северной Двины развились в самостоятельные и несхожие между собой школы и стили. Самыми заметными направлениями стали Ракульская, Пермогорская и Борецкая росписи.

Пермогорская роспись знаменита не только своим особенным, легко узнаваемым орнаментом, но и тем, что вобрала в себя множество сюжетов из жизни русской деревни XIX века. На богато украшенных предметах быта можно увидеть сцены праздников или повседневных дел жителей деревни, и символы, которые ассоциировались в крестьянской культуре с достатком и благополучием. Благодаря мастерам росписи Пермогорья сегодня мы можем больше узнать о жизни в деревне на Русском Севере.

Фрагменты росписи бурачка. Середина XIX века. Северная Двина. Из собрания Государственного Исторического Музея. На росписи бурака представлен сюжет о знакомстве и свадьбе молодых, а затем сцены из их трудовой крестьянской жизни.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

Территория

Пермогорская роспись получила название в честь пристани Пермогорье на Северной Двине. Пристань находилась в нескольких километрах от деревень Черепаново, Большой Березник и Гридинская Красноборского района, известных под общим названием Мокрая Едома. Самые ранние изделия этого художественного центра датируются концом XVIII–началом XIX века.

Шелег В. А. Севернорусская резьба и роспись по дереву: ареалы и этнические традиции. Архангельск, 2015. С. 101.

Местность, где расцвели северодвинские росписи, выгодно отличалась от других районов Двинского бассейна. Густая сеть речных путей способствовала развитию торговли и освоению региона, который стал самым населённым во всей Архангельской губернии. Здесь проводились многочисленные ярмарки, на которые жители ближайших уездов привозили свои изделия. Эти торгово-экономические факторы способствовали развитию крестьянских ремесел.

История открытия

Памятники крестьянской росписи «северодвинского типа» привлекали внимание собирателей и ученых еще в XIX веке. Но только во второй половине XX века этот расплывчатый термин был уточнен экспедицией Загорского государственного исторического музея.

Руководительница экспедиции Ольга Владимировна Круглова отнесла зарождение северодвинских росписей к XVII веку и разделила их на три типа. Также она предположила, что главным художественным источником росписей было церковное изобразительное искусство: фрески, иконопись и миниатюра. В целом, все эти выводы принимаются современным искусствоведением.

Круглова О.В. Экспедиция в Архангельскую область, Тоемский р-он, деревня Нижняя Тойма. Источник: Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник.

Орнамент пермогорской росписи 

Основу пермогорской росписи составляет растительный узор: изогнутые листья, тюльпановидные цветы, кустики из округлых растений. Характерным декоративно-орнаментальным элементом пермогорской росписи являются красные травные завитки.

Фрагмент росписи прялки. Вторая половина XIX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

Плоскость, свободная от сюжетных тем, заполняется завитками с красными, черными и белыми зубчиками.

Фрагмент росписи прялки “Купец с кучером”. Конец XVIII – начало XIX века.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

Важным мотивом является сказочная птица Сирин — птица с женской головой. В народной среде этот образ ассоциировался со счастьем и благополучием.

Роспись хлебницы. Фрагмент. Вторая половина XIX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

На прялках можно встретить изображения льва и единорога, образы которых мастера росписи часто встречали в старопечатных книгах. Лев олицетворял могущество и силу. В русских народных сказках царь зверей утрачивает черты свирепого хищника и становится благородным существом и другом человека. В легендах о мифическом единороге рог животного обладал магической силой, способных поражать злых людей.

Прялка. Первая половина XIX века. На верху изображены лев и единорог

Сцены из крестьянской жизни

В пермогорской росписи присутствуют много сцен из жизни деревни XIX века. Такие сюжеты могли быть напоминанием о ценностях крестьянской семьи и традициях свадебного обряда. 

1. Изображения коня и птицы Сирин, которые встречаются в пермогорской росписи чаще других, связаны со свадебной символикой. Образ коня можно трактовать как символ жениха, а птицу — как символ невесты. Последнее связано с мифологией северного народа Коми, где творение мира происходит из птичьего яйца.

Фрагмент росписи прялки. Вторая половина XIX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

2. В росписи хлебниц часто встречается изображение мужчины и женщины, окруженных оленями, собаками, лошадьми и курами. Эта иконография связана с традицией уносить хлебницу из дома родителей невесты как приданое. Таким образом, изображение нарядных хозяев в окружении большого количества домашних животных становилось пожеланием дочери достатка и благополучия в будущей жизни.

Роспись крышки хлебницы. Фрагмент. «Застолье». Середина XIX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

3.  Видное место в крестьянском быту занимали прялки. Как правило, с прялкой, подаренной на свадьбу, крестьянка не расставалась всю жизнь. Росписи на прялках рассказывали о свадебном цикле, напоминая хозяйке о ее молодости, пока она выполняла свою ежедневную работу.

Чаще всего на таких прялках изображалась сцена свадебного поезда, где под навесом кибитки сидят парадно одетые парень и девушка.

Фрагмент росписи прялки. «Свадебный поезд». Начало XIX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

Изображается также сцена посиделок, куда собирались девушки для выполнения рукодельной работы. На такие собрания приходили и парни, как на своеобразный вечер свиданий и веселья деревенской молодежи.

Фрагмент росписи прялки. «Посиделки». Начало XIX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

Часто в пермогорской росписи встречаются и простые бытовые зарисовки, когда художники изображали то, что их окружало или удивляло в повседневной жизни.

Фрагмент росписи колыбели. “Охота”. 1867 год. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта
Прялка. Вторая половина XIX века. Северная Двина. Художник изобразил недавно появившиеся в Российской Империи пароходы.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

Надписи на предметах

В пермогорской росписи часто встречаются шутливые надписи. Так, на берестяном ведерке для напитков, зритель может прочитать: «сей бурачекь очень крепокь и угожь для наливания квасу с перышкомь» (то есть с хмелем).

Бурачок. XIX век.

Текст быть может быть и назидательным. Например, на колыбели написано: «Сия колыбель для младенца малого качать для усыпания и для просыпания и чтобы он рось и добрелъ и на умъ набирался . . . родителей почитать . . . ».

Стенка колыбели. 30-е годы XIX века. Надпись на картинке: «И чтобы он рос, и добрел и на ум … (набирался)»

На фрагменте росписи прялки мы видим поясняющие надписи к героям рисунка:

«Златоуздый», «Конь», «Купеческие добрые лошадочки», «Сия господина его чести купца какого любо хошь», «Хозяйской купеческой кучеръ»; надпись вокруг седока: «Сей человек купеческое содержание имеетъ болышима всякима товарыма дорогима занимается».

Роспись прялки «Купец с кучером». Конец XVIII – начало XIX века.

Такой прием указывает на связь росписи с миниатюрой: мастер-миниатюрист привык, что в книге изображение поясняется и уточняется текстом и поэтому повторил этот прием при выполнении росписи прялки.

Интересные факты

1.  Исследователи отмечают влияние древнерусской миниатюры на пермогорскую роспись. Невооружённым глазом видна схожая манера изображения одежды персонажей, та же простота и лаконичность рисунка. Одинаков и основной тип построения композиции: и в миниатюре, и в росписи разновременные сцены размещаются на одной плоскости.

Строительные работы. Миниатюра из рукописи XVII века. 
Роспись Набирухи. Фрагмент. Бытовая сцена. Начало XIX века. Северная Двина.

Такое сходство объясняется тем, что почти все мастера из поколения в поколение сочетали книжное ремесло с иконописью или с прикладным бытовым искусством.

2. Пермогорская роспись тесно связана со старообрядческим искусством. Зона распространения северодвинской росписи в целом совпадает с территорией массового расселения старообрядцев в Среднем Подвинье, переселившихся сюда в середине XVIII века. Здесь существовали центры переписи книг с множеством писцов, переплётчиков и художников. Видимо, как отмечает исследовательница российской этнографии и фольклора Татьяна Александровна Бернштрам, в основе бытовых сцен пермогорской росписи могли лежать не только наблюдения из жизни, но и аллегорические образы старообрядческой культуры.

Рисованный лубок старообрядцев из собрания ГИМ.
Фрагмент росписи прялки. Конец XIX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

3. В последние два десятилетия XIX века начинается упадок пермогорской росписи. В это время прерываются древние торгово-промысловые контакты двинян с соседним территориями. Также рынок сбыта расписных изделий неуклонно сокращался в связи с развитием других лесных промыслов. Постепенно мастера росписи начинают изготавливать менее качественный, но более дешевый и ходовой товар.

Роспись прялки “Катание”. Фрагмент. Начало XX века. Северная Двина.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

Из росписи уходит собранность колорита, виртуозность рисунка и живость импровизации. С затуханием промысла сужается круг сюжетов: многие из них постепенно уступили место чисто декоративным решениям. А вместо многофигурных композиций изображаются отдельные животные, которые больше не имеют между собой смысловой связи. 

Это отчетливо видно на примере изображения коня. На изделиях начала XIX века изображаются изящные лошади с тонкими ногами. Животное рисовалось уверенной сплошной черной линией по белому фону, черным раскрашивались грива и хвост. К концу XIX века лошадь предстает в виде черного или красного пятна с длинным овальным туловищем и короткими ножками.

Изображение лошади в пермогорской росписи а) раннего периода (к. XVIII – н. XIX вв.) б) позднего периода (к. XIX – н. XX вв). Прилуцкая Е.Н. Семантика изображения коня и оленя в росписи по дереву Архангельского Севера. С. 46.
Лошади на росписи прялки. Конец 18 – начало XIX века.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта
Фрагмент Росписи прялки. Начало XX века.
Нажмите на изображение, чтобы перейти на страницу объекта

К началу XX кустарное изготовление и роспись предметов быта были вытеснены промышленным производством. К 1930-м годам, в связи с коллективизацией и бедственным положением крестьянства, роспись предметов в Мокрой Едоме окончательно прекратилась. 

Образцы пермогорской росписи удалось сохранить благодаря собирательству предметов народного быта музеями и коллекционерами. Сегодня традиции пермогорской росписи изучают в художественных училищах, а также воспроизводят на различных потребительских товарах.

Мастера пермогорской росписи

Когда речь идёт о народных росписях, невозможно говорить о понятиях «автор» или «художник» в нашем современном понимании. При росписи предметов мастера не опирались только на свою фантазию, ведь в крестьянской среде существовали устойчивые представления о том, как должен был выглядеть украшенный предмет. Лишь изредка художники привносили в роспись свои, лично ими придуманные сюжеты. К тому же, художники выполняли только часть работы: сам предмет из дерева до этого мастерил совсем другой человек. Таким образом, авторы не воспринимали расписанные предметы как полностью своё творение и, соответственно, не оставляли на них своих имен. Именно поэтому сегодня мы преимущественно не знаем мастеров пермогорской росписи, но несколько имен науке всё же удалось сохранить.  

Один из самых известных и искусных мастеров – Яков Иванович Ярыгин.  О нём осталось мало исторических свидетельств: лишь воспоминания жителей северодвинских деревень и гипотетическая атрибуция исследователей. Так, крупная специалистка в области народного искусства С. К. Жегалова предполагает, что мы можем определить, какие предметы были расписаны Ярыгиным, опираясь на его стиль и подчерк. Она выделяет уверенный четкий рисунок и тонко выписанные детали, приверженность мастера определённым сюжетам: сцены посиделок, катания в карете и чаепития.

Прялка. Конец XVIII — начало XIX века. С. К. Жегалова приписывает авторство Якову Ярыгину
Фрагмент росписи бурачка. 30-е годы XIX века. Авторство также приписывается Якову Ярыгину

Исследовательница приписывает этому мастеру все крупные шедевры пермогорской росписи первой половины XIX века из собрания Государственного Исторического Музея. Такая атрибуция принимается не всеми специалистами в этой области, так как имени Якова Ярыгина не стоит ни на одном предмете, у нас нет дат его жизни или упоминания Якова Ярыгина как художника росписи в письменных источниках.

Зато мы точно знаем, что художниками были сыновья Ярыгина – Александр и Фёдор, а также племянник Якова Ивановича – Егор Максимович Ярыгин. Имя последнего пользуется особенной популярностью, так как мастер многое унаследовал от Якова Ярыгина. И жители северодвинья, и исследователи отмечают особую красоту, свежесть красок и пышность узоров его росписи.

Фрагмент росписи прялки. Начало XX века. Роспись Егора Ярыгина

Характер росписи Егора Ярыгина проступает в работах его ученика – Василия Андреевича Хрипунова. Как и у Ярыгина, в манере Хрипунова присутствует яркость росписи и густота коврового узора.

Дмитрий Андреевич Хрипунов, мастер пермогорской росписи. 1959 год.

В коллекции Загорского музея сохранилась единственная известная прялка, на которой мастер пермогорской росписи оставил своё имя: «Работал Василий А.Хрипунов»

Фрагмент росписи прялки. «Гармонист». Начало XX века.

Из художников последнего поколения известны работы Александра Лукьяновича Мишарина. Его росписи кажутся небрежными, но его простые, наивные росписи обладают теплотой, гармонией колорита и непосредственной передачей окружающего мира.

Прялка. Конец XIX века. Мастер Александр Мишарин.

Команда проекта Орнамика благодарит Татьяну Борисовну Зиновьеву, заведующую отдела ремёсел Красноборского историко-мемориального и художественного музея имени С. И. Тупицына, за рецензирование статьи и рекомендации исследовательской литературы.

Ссылка ведет на сайт музея https://krasnoborskmuseum.ru/


Источники:

Арбат Ю. А. Русская Народная роспись по дереву. Новые находки, систематизация, современное состояние. М., 1970. 

Бернштам Т. А. Крестьянская бытовая роспись на севере и в Поволжье: XVIII-ХХ вв. // Коллекции отдела Европы: Выставочные проекты. Каталоги. Исследования. СПб., 2008. С. 144 – 202.

Вишневская В. М. Многозначность символов народного искусства // Декоративное искусство СССР. 1974. № 9. С. 30 − 31.

Жегалова С. К. Художественные прялки. // Сокровища русского народного искусства: резьба и роспись по дереву. М., 1967. С. 113 – 180.

С. К. Жегалова. Народный мастер росписи Яков Ярыгин // Музей народного искусства и художественные промыслы. Сборник трудов научно-исследовательского института художественной промышленности. М., 1972.

Земцова И. В. Мировые символы в декоре северных прялок. // Арктика и Север. 2011. №4. С. 1 – 6.

Круглова О. В. Народная роспись Северной Двины. М, 1987. 

Прилуцкая Е.Н. Семантика изображения коня и оленя в росписи по дереву Архангельского Севера // Культура. Духовность. Общество. 2014. №15. С. 43 – 49. 

Прилуцкая Е. Н. История культуры Архангельского Севера как фактор формирования традиций северодвинских росписей по дереву // Культура. Духовность. Общество. 2013. №8. С. 216 – 222. 

Салтыкова А. Г. Современное состояние Пермогорской росписи. // Культура и искусство как важнейшая часть единого образовательного пространства столичного мегаполиса. Материалы четвертой научно-практической конференции института культуры и искусств Московского городского Педагогического Университета. М., 2019. С. 597 – 599.

Шелег. В. А. Севернорусская резьба и роспись по дереву: ареалы и этнические традиции. Архангельск, 2015.

Составитель статьи: Тамара Степаненко

Подписаться на рассылку
Благодарим Вас за подписку на нас
Бесплатная ежемесячная рассылка векторных орнаментов! Подпишитесь и используйте свободно в своей работе и творчестве!                 Бесплатная ежемесячная рассылка векторных орнаментов! Подпишитесь и используйте свободно в своей работе и творчестве!                 Бесплатная ежемесячная рассылка векторных орнаментов! Подпишитесь и используйте свободно в своей работе и творчестве!